moglobi.ru Другие Правовые Компьютерные Экономические Астрономические Географические Про туризм Биологические Исторические Медицинские Математические Физические Философские Химические Литературные Бухгалтерские Спортивные Психологичексиедобавить свой файл
страница 1 страница 2 ... страница 5 страница 6


ОБЩЕСТВО «МЕМОРИАЛ»

«Контртеррористическая операция»

Поселок Старые Атаги
Сентябрь 1999 г. – май 2002 г.

Нарушение прав человека и норм гуманитарного права


в ходе вооруженного конфликта в Чечне

Доклад правозащитного центра «Мемориал»

Выпуск 3

Составители Ш.А.Акбулатов, О.П.Орлов

В подготовке доклада принимали участие сотрудники Правозащитного центра «Мемориал»
в Грозном, Назрани и Москве

Правозащитный центр «Мемориал» благодарит жителей села Старые Атаги,


без чьей помощи этот доклад не был бы написан

Издательство «Звенья»


Москва 2002
ISBN 5–7870–0065–Х © Правозащитный центр «Мемориал», 2002

КОНТРТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ ОПЕРАЦИЯ”: ПОСЕЛОК СТАРЫЕ АТАГИ : Сентябрь 1999 г. - май 2002 г. «Мемориал». — М.: Звенья, 2002. — 160 с.



Из введения :

Пропагандисты обеих воюющих сторон по-прежнему пытаются складывать собственные картины событий.

При этом с российской стороны конкурируют (или сосуществуют) две картинки. Согласно одной, армия принесла благодарному чеченскому народу освобождение от бандитского режима, быстрыми темпами идет налаживание мирной жизни, но разрозненные, очень немногочисленные остатки недобитых банд всячески мешают этому. И если бы центры международного терроризма не помогали бы бандитам, то в Чечне давно бы уже был мир.

Согласно другой российской же пропагандистской картинке, силы правопорядка подчас жесткими, но необходимыми (как лекарство больному) мерами насаждают цивилизацию среди враждебного населения Чечни, исторически не приспособленного к жизни в рамках законности.

Пропагандисты же Чеченской Республики Ичкерия утверждают, что весь чеченский народ, за исключением отдельных национал-предателей, с осени 1999 года борется за независимость Чечни.

В каждом из этих пропагандистских клише есть, может быть очень небольшая, доля истины. Но в целом ни одна из подобных пропагандистских схем не отражает реальную картину событий.

В данной брошюре мы делаем попытку приблизиться к реальной картине происходящего в Чечне в ходе “контртеррористической операции”. Для этого мы располагаем в едином ряду информацию из разных источников - сведения, собранные сотрудниками ПЦ “Мемориал” на месте событий, результаты опросов жителей Старых Атагов, жалобы, поступившие к юристам “Мемориала”, материалы, полученные в результате переписки с различными официальными инстанциями, заявления пресс-служб российских силовых ведомств, сообщения СМИ и информационных агентств и т.п. При этом мы отметаем лишь наиболее тенденциозные и очевидно лживые сообщения. Провести подобную работу в масштабах всей Чеченской Республики нам пока не представляется возможным - как из-за неодинаковой полноты наших собственных сведений по разным районам Чечни, так и из-за очевидно слишком большого объема такого труда.

Предметом нашего исследования мы выбрали одно село - Старые Атаги, которое, в отличие от целого ряда других населенных пунктов Чечни, в основном, осталось не разрушенным. Нам кажется, что подобно тому, как в каждом осколке разбитой голограммы воспроизводится целая картина, отображенная на голограмме, так и в событиях, происходящих в этом селе, проявляются общие тенденции, характерные для продолжающейся “контртеррористической операции” в Чечне. А так как это село не было изолировано от остальной территории Чечни и события в других населенных пунктах и районах этой республики были взаимосвязаны с происходящим в Старых Атагах, мы сообщаем и о событиях в соседних селах, а иногда и в более отдаленных регионах.



Список сокращений

БМП – боевая машина пехоты

БТР – бронетранспортер

ВВ – внутренние войска

ВОВД – Временный отдел внутренних дел

ГРУ – Главное разведывательное управление

ГУВД – городское управление внутренних дел

ИВС – изолятор временного содержания

ИТАР–ТАСС – Информационное телеграфное агентство России –Телеграфное агентство Советского Союза

КПП – контрольно-пропускной пункт

МВД – Министерство внутренних дел

МО – Министерство обороны

МЧС – Министерство по чрезвычайным ситуациям

НВФ – незаконные вооруженные формирования

ОБСЕ – Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе

ОГВ(с) – Объединенная группировка войск (сил)

ОМОН – отряд милиции особого назначения

ООН – Организация Объединенных Наций

ПАСЕ – Парламентская Ассамблея Совета Европы

ПЦ – Правозащитный центр

РИА – Российское информационное агентство

РОВД – районный отдел внутренних дел

РФ – Российская Федерация

СЕ – Совет Европы

СИЗО – следственный изолятор

СКВО – Северо-Кавказский военный округ

СМИ – средства массовой информации

СОБР – специальный отряд быстрого реагирования

УК – Уголовный кодекс

ФСБ – Федеральная служба безопасности

ЧР – Чеченская Республика

ЧРИ – Чеченская Республика Ичкерия

ЮФО – Южный федеральный округ

1. Введение

На момент, когда заканчивалась работа над докладом, уже почти три года шла “контртеррористическая операция” в Чеченской Республике.

Ее начало было поддержано большинством граждан России. Тогда многим казалось, что силовая акция в Чечне является логичным продолжением военной кампании в Дагестане, в ходе которой вооруженные силы России совместно с местным ополчением отразили нападение боевиков, вторгшихся с территории Чечни. Взрывы жилых домов, прогремевшие в Москве и Волгодонске, сняли остававшиеся сомнения. Большинство граждан России искренне верили, что федеральные силовые структуры по мере продвижения в глубь Чечни будут ликвидировать террористические структуры и устанавливать режим законности и правопорядка. При этом казалось само собой разумеющимся, что террористами являются все участники вооруженных формирований, оказывающих сопротивление федеральным силам. Заодно к террористам причислили и все политическое руководство Чеченской Республики Ичкерия.

Победные реляции с фронтов войны укрепляли уверенность простых граждан и политиков в том, что руководство России избрало правильный образ действий в Чечне. К концу 1999 года среди политических партий и движений сложилось небывалое до этого в нашей стране единодушие по поводу событий на Северном Кавказе. “В Чечне возрождается российская армия!” – это утверждение А.Чубайса, имеющего репутацию лидера российских либералов, подхватили многие. Идущие диссонансом сообщения из зоны конфликта о массовой гибели мирных жителей, о неизбирательных бомбардировках и обстрелах, о грабежах и насилии, творимых представителями федеральных сил, российское общество предпочитало не замечать. Лидер только одной из представленных в парламенте РФ партий, “Яблока”, Г.Явлинский, попытался поставить под сомнение правильность избранной политики. За это его назвали предателем, а партия на выборах потеряла часть голосов избирателей.

Взятие к началу февраля 2000 года Грозного, пусть и ценой его полного уничтожения, во многих вселило надежду на скорое завершение военной кампании. Руководство страны своими заявлениями подкрепляло эти надежды. И действительно, в течение весны войска, установив контроль над равнинной частью Чечни, вошли в горы и выбили чеченские отряды практически из всех населенных пунктов. Постепенно стали создаваться новые органы гражданской власти.

Если учесть, что население Чечни устало от межвоенного (1996–1999 гг.) безвластия, что там было немало людей, которые желали скорейшего установления любого порядка, обеспечивающего законность и безопасность, что жители многих сел и даже городов сами просили боевиков покинуть эти населенные пункты и создавали отряды самообороны, готовые сотрудничать с представителями федеральной власти, то надежды на скорое завершение “контртеррористической операции”, казалось бы, могли воплотиться в жизнь. Но этого не произошло.

Примерно с лета 2000 года информация о событиях в Чечне, доносимая до российских граждан с экранов телевизоров и страниц газет, стала терять логическую стройность. Разрозненные сообщения о восстановлении мирной жизни и подрывах бронетранспортеров, о бомбардировках и начале работы судебных органов, о нападениях на воинские колонны и посевной кампании, о “зачистках”, убийствах и грабежах перестали складываться в единую схему событий. В Чечне что-то опять получилось не так, что-то не сработало – подобные умонастроения охватывали все большие слои населения России. И действительно, руководство нашейстраны раз за разом обещает вывести большую часть войск из Чечни и не выполняет эти обещания. Там продолжают гибнуть военнослужащие и милиционеры – каждый месяц несколько десятков человек. И несмотря на многочисленные официальные заявления о снижении уровня потерь, этого в реальности не происходит. С октября 2001 года официальные данные о потерях не публикуются. И тем не менее, суммируя сообщения, полученные из разных источников, выясняем, что в январе 2002 года погибли 53 человека их числа военнослужащих и милиционеров, командированных в Чечню из разных регионов России. Судя по сообщениям агентства “Интерфакс”, основанных на данных “информированных источников в штабе Объединенной группировки войск на Северном Кавказе”, весной этого же года за пятьдесят дней (с 22 марта по 11 мая) погибли 167 военнослужащих только одного Министерства обороны. А 16 августа 2002 года один выстрел из зенитного комплекса “Стрела” унес жизни 124 российских солдат и офицеров.

С наступлением каждой весны на дорогах усиливается минная война.

Осенью 2001 года боевики брали под свой контроль в светлое время суток такие крупные населенные пункты, как город Гудермес, райцентры Шали, Курчалой, Ачхой-Мартан. По прошествии семи месяцев беспрерывных “зачисток” городов и сел Чечни выясняется, что противостоящие федеральным силам чеченские формирования по-прежнему сохраняют способность осуществлять скоординированные масштабные акции: в начале июня 2002 года боевики одновременно берут под свой контроль крупные села Алхазурово, Танги-Чу, Мартан-Чу, затем – Шалажи и беспрепятственно отходят. В конце лета это снова повторяется в ряде сел Урус-Мартановского района.

Для отражения нападения боевиков федеральные войска вынуждены применять артиллерию в пределах городов Аргун, Грозный, Шали. При этом одни официальные лица России заявляют, что война закончена, а другие предупреждают, что вооруженный конфликт в Чечне может длиться еще многие годы и даже десятилетия.

Пропагандисты обеих воюющих сторон по-прежнему пытаются складывать собственные картины событий.

При этом с российской стороны конкурируют (или сосуществуют) две картинки. Согласно одной, армия принесла благодарному чеченскому народу освобождение от бандитского режима, быстрыми темпами идет налаживание мирной жизни, но разрозненные, очень немногочисленные остатки недобитых банд всячески мешают этому. И если бы центры международного терроризма не помогали бы бандатам, то в Чечне давно бы уже был мир.

Согласно другой российской же пропагандистской картинке, силы правопорядка подчас жесткими, но необходимыми (как лекарство больному) мерами насаждают цивилизацию среди враждебного населения Чечни, исторически не приспособленного к жизни в рамках законности.

Пропагандисты же Чеченской Республики Ичкерия утверждают, что весь чеченский народ, за исключением отдельных национал-предателей, с осени 1999 года борется за независимость Чечни.

В каждом из этих пропагандистских клише есть, может быть очень небольшая, доля истины. Но в целом ни одна из подобных пропагандистских схем не отражает реальную картину событий.

В данной брошюре мы делаем попытку приблизиться к реальной картине происходящего в Чечне в ходе “контртеррористической операции”. Для этого мы располагаем в едином ряду информацию из разных источников – сведения, собранные сотрудниками ПЦ “Мемориал” на месте событий, результаты опросов жителей Старых Атагов, жалобы, поступившие к юристам “Мемориала”, материалы, полученные в результате переписки с различными официальными инстанциями, заявления пресс-служб российских силовых ведомств, сообщения СМИ и информационных агентств и т.п. При этом мы отметаем лишь наиболее тенденциозные и очевидно лживые сообщения. Провести подобную работу в масштабах всей Чеченской Республики нам пока не представляется возможным – как из-за неодинаковой полноты наших собственных сведений по разным районам Чечни, так и из-за очевидно слишком большого объема такого труда.

Предметом нашего исследования мы выбрали одно село – Старые Атаги, которое, в отличие от целого ряда других населенных пунктов Чечни, в основном, осталось не разрушенным. Нам кажется, что подобно тому, как в каждом осколке разбитой голограммы воспроизводится целая картина, отображенная на голограмме, так и в событиях, происходящих в этом селе, проявляются общие тенденции, характерные для продолжающейся “контртеррористической операции” в Чечне. А так как это село не было изолировано от остальной территории Чечни и события в других населенных пунктах и районах этой республики были взаимосвязаны с происходящим в Старых Атагах, мы сообщаем и о событиях в соседних селах, а иногда и в более отдаленных регионах.

2. Краткая справка о селе Старые Атаги

Село Старые Атаги1 расположено примерно в центре Чечни в предгорной зоне. Оно протянулось по левому берегу реки Аргун. На противоположном берегу стоят села Новые Атаги и Чири-Юрт. В восьми километрах южнее, уже в окружении гор, на берегу той же реки стоит село Дуба-Юрт. Сразу за ним начинается Аргунское ущелье.

Проходящая вдоль окраин Старых Атагов автомобильная трасса ведет с севера из Грозного на юг через Аргунское ущелье в горный Шатойский район. Другие дороги, также проходящие через это село, ведут на восток в районный центр город Шали и на запад в районный центр город Урус-Мартан, а также в ряд крупных предгорных сел.

Несмотря на то, что четыре вышеназванных села расположены рядом и живут во многом общей жизнью, административно они относятся к разным районам. Старые Атаги – к Грозненскому сельскому району, Новые Атаги, Чири-Юрт и Дуба-Юрт – к Шалинскому району.

Старые Атаги и его жители играли видную роль в истории чеченцев. Это одно из древнейших поселений на территории Чечни. Оно было крупным населенным пунктом уже в XVI веке. В связи с событиями начала XVII века Старые Атаги упоминаются в книге Аббаса-Кули-Ага Бакиханова “Гюлистан – Ирам”, написанной на основе арабоязычных документов и изданной в 1926 году2.

В 1826 году у села произошло одно из самых жестоких сражений Кавказской войны, не выявившее победителя. Русской армией командовал герой Отечественной войны 1812 года генерал А.Ермолов. Чеченские отряды возглавлял один из прославленных руководителей горцев того периода Бейбулат Таймиев.

В конце XIX – начале XX века Старые Атаги играют важную роль в общественно-политической и культурной жизни Чечни. Недаром именно здесь в 1917–1919 годах заседал чеченский меджлис (парламент), в работе которого участвовали авторитетные богословы, общественные деятели, промышленники, представители интеллигенции3.

Старые Атаги – родина многих личностей, оставивших след в истории и культуре чеченского народа. Это политические, общественные и военные лидеры Тугум Тучиров4, Када Каурнакаев5, Ибрагим Чуликов6, Ахметхан Мутушев7, Исмаил Мутушев8, генерал Эрисхан Алиев – заместитель командующего Добровольческой армией А.Деникина, религиозный деятель Юсуп-Хаджи. Здесь родились известные деятели искусства и литературы: танцор Махмуд Эсамбаев, писатели Ахмад Нажаев, Магомед Сальмурзаев, Халид Ошаев, Абдулхамид Хамидов, Хамзат Яндарбиев, а также первая летчица-чеченка Ляля Насуханова. Здесь же родился и жил несколько лет после отставки экс-президент Чеченской Республики Ичкерия Зелимхан Яндарбиев.

Население села в основном составляют представители тейпов из Аргунского ущелья и выходцы из Веденского и Ножай-Юртовского районов. В конце 1999 года, до начала военных действий, число жителей Старых Атагов доходило до 17 тысяч. На 2001 год в селе, насчитывающем 2800 дворов,проживало примерно 15 тысяч человек.

В 80-е–начале 90-х годов XX века Старые Атаги были зажиточным селом. В отличие от некоторых других районов Чечни население Старых Атагов и близлежащих сел было стабильно обеспечено работой. В селе и прилегающих территориях существовало развитое хозяйство – госхоз “Атагинский”, располагались промышленные и сельскохозяйственные предприятия различных форм собственности: две пилорамы, водонапорная станция, два пищекомбината, молочный комплекс, птицеферма, шесть мельниц.Выпускали продукцию кирпичный завод, асфальтовый и бетонный цеха, эксплуатировался гравийный карьер. Работали магазины и пункты общественного питания. На полях госхоза и в хозяйствах арендаторов стабильно выращивались хорошие урожаи, высокие показатели имело животноводство.

Рабочими местами местных жителей обеспечивали также промышленные, прежде всего нефтеперерабатывающие, предприятия Грозного, расположенного в 20 км к северу от Старых Атагов, и крупнейший в этом регионе Северного Кавказа цементный завод в селе Чири-Юрт.

В Старых Атагах функционировали три школы, больница, два детских сада, библиотека, дом культуры. В селе строился краеведческий музей.

Политический и экономический кризис начала 90-х годов постепенно начал отрицательно сказываться на благосостоянии староатагинцев. Падало или вообще прекращалось промышленное производство, сокращалась официальная нефтедобыча, вместо нее все большее распространение получали незаконная кустарная добыча и переработка нефти на небольших перегонных установках.

Особо отрицательно на экономике этого региона сказалась первая чеченская война (1994–1996 гг.). Полностью остановилось все промышленное и перерабатывающее производство, цементный завод в Чири-Юрте в ходе боев весной 1995 года был разрушен. По Старым Атагам несколько раз были нанесены ракетно-бомбовые удары. Тем не менее, в этом селе удалось избежать больших жертв и разрушений, несмотря на то, что в окрестностях села велись боевые действия. Во многом это стало возможным благодаря активной деятельности главы местной администрации Вахи Гадаева, который, установив и постоянно поддерживая контакт с российскими военными и проводя большую работу с жителями, сумел оперативно разрешать возникающие конфликты, избавлять село от многих неприятностей.

11 и 15 августа 1996 года в районе села Старые Атаги проходили переговоры секретаря Совета безопасности РФ А.И.Лебедя с начальником штаба вооруженных сил ЧРИ А.Масхадовым и Президентом ЧРИ З.Яндарбиевым.

Ночью и днем 22 августа 1996 года в селе Новые Атаги в ходе переговоров А.И.Лебедя с А.Масхадовым был выработан и подписан документ, предусматривавший прекращение огня, разведение противоборствующих сторон и совместный контроль над отдельными районами Грозного.

Послевоенная жизнь староатагинцев была сопряжена с трудностями, вызванными хозяйственной разрухой и разгулом преступности. Этим, впрочем, она мало отличалась от жизни всего населения Чечни.

В селе не работало большинство объектов промышленности. Из-за отсутствия средств на закупку топлива, удобрений и семян сельскохозяйственные предприятия сократили посевные площади, уменьшилось число возделываемых культур. Все это привело к увеличению в селе и без того высокого уровня безработицы. В результате еще большая часть жителей села была вынуждена заняться кустарной переработкой нефти. Получили распространение и другие незаконные промыслы – разбор на кирпичи (с целью продажи) разрушенных в ходе боевых действий жилых домов в Грозном, сбор цветных металлов в развалинах промышленных предприятий.

Годы после первой войны были отмечены резко возросшим интересом к религии: открывались мечети и медресе, население (особенно молодежь) активно участвовало в отправлении мусульманских обрядов. Большинство верующих придерживались традиционных для Чечни суфистских тарикатов9. Вместе с тем стало распространяться учение, которое условно называли ваххабизмом. Его сторонники утверждали, что они “возвращаются к изначальному, истинному исламу”, требовали, чтобы верующие отказались от традиционных для Северного Кавказа обрядов, отрицали возможность светского характера государства, провозглашали необходимость борьбы с “неверными”. Ряд вооруженных группировок, противостоящих властям ЧРИ, использовали это религиозное учение в качестве идеологического прикрытия. Среди этих группировок были ичисто криминальные структуры, занимающиеся похищением людей. К чести жителей Старых Атагов, они не допустили того, чтобы в их селе базировались подобные группировки. Староатагинцы не позволили также втянуть себя в противостояние на религиозной почве. Попытки “ваххабитских” структур взять село под свой контроль встретили решительное противодействие со стороны большинства его жителей.

С началом второй чеченской войны обе воюющие стороны проявляют повышенный  интерес к Старым Атагам и близлежащим селам. Это объясняется важным стратегическим  расположением этих населенных пунктов. Равнинный и безлесный ландшафт вокруг Старых Атагов (имеются лишь небольшие лесопосадки) не позволял здесь базироваться чеченским вооруженным формированиям, противостоящим федеральным силам. Их “среда обитания” – лесистые горы, начинающиеся примерно в 10 км южнее, или развалины Грозного, находящиеся в 20 км севернее. Вместе с тем, по окраине Старых Атагов проходит важная трасса, по которой федеральные силы обеспечивают снабжение воинских частей, располагающихся в Аргунском ущелье и горном Шатойском районе. Это определило “минный” характер войны в окрестностях Старых Атагов и стремление боевиков подпольно закрепиться в самом селе. Действия же федеральных сил в селе (впрочем, как и на всей остальной территории Чечни) парадоксальным образом способствовали подобным устремлениям противника.

Примечания

1 Атага – на чеченском языке означает «ровное место».

2 Бакиханов Аббас-Кули-Ага. Гюлистан – Ирам. Баку, 1926. С. 88–90.

3 В период с марта по апрель 1917 г. в Чечне и Ингушетии создаются «национальные советы» из представителей интеллигенции, промышленной буржуазии, купцов и мулл.

В январе 1918 г. Чеченский национальный совет был переизбран. В его состав вошли в основном противники Октябрьского переворота и советской власти во главе с Ахметханом Мутушевым, которого вскоре сменил Ибрагим Чуликов. Этот совет стал известен под названием «Атагинского национального совета», так как местом пребывания его являлось село Старые Атаги. Село Старые Атаги считалось «контрреволюционным аулом». В расположенном же примерно в десяти километрах на запад селе Гойты располагался «Гойтинский революционный совет».

Чеченский национальный совет заседал в Атагах с перерывами с марта 1917 до конца лета 1919 г. В сентябре 1919 г. на базе Национального совета был создан Комитет по очищению Чечни от большевиков. Председателем его стал Ибрагим Чуликов.

См.: Очерки истории Чечено-Ингушской АССР. Ч. 2. Грозный, 1973. С. 68; Шаипов И. Таштемир Эльдарханов. Грозный, 1960. С. 17; Гойгова З.А.-Г. Народы Чечено-Ингушетии в борьбе против Деникина. Грозный, 1964. С. 35; Абазатов М.А. Из истории Гражданской войны в Чечено-Ингушетии. Грозный, 1962. С. 28.



4 Тугум Тучиров жил в первой половине XVII в., между 1604 и 1658 гг. Он возглавил восстание атагинцев против кабардинского князя Хасбулата, который правил в ряде чеченских сел. В решающем сражении атагинское ополчение разгромило княжескую дружину.

5 Када Каурнакаев жил во второй половине XIX в. и был известен как народный заступник, борец за правду и справедливость.

6 Ибрагим Чуликов – высокообразованный либерально настроенный интеллигент, землевладелец. Вместе с Ахметханом Мутушевым, Тапой Чермоевым и шейхом Али Митаевым боролся за создание независимого северокавказского государства (Горская республика). Принимал активное участие в просвещении чеченского народа. В период Гражданской войны делал все, чтобы спасти чеченские аулы от разгрома как со стороны деникинцев, так и большевиков. В 20-е гг. вместе с Тапой Чермоевым эмигрировал за границу и до конца жизни разоблачал политику коммунистического режима в СССР.

7 Ахметхан Мутушев родился в семье офицера царской армии. Окончил Петербургское артиллерийское училище. Потом уже в звании подполковника получил юридическое образование (юридический факультет Харьковского университета).

В обращении к «интеллигентным мусульманам» Кавказа А.Мутушев призывал помнить, что «народности, из которых мы вышли, имеют право рассчитывать на ваше культурно-экономическое служение их священным интересам». Он обличал деятельность царской администрации на Тереке. В статье «Карательные экспедиции в Ингушетии и Чечне» А.Мутушев писал о «невыносимом положении туземного населения, которое задыхается в удушливой атмосфере беспримерного попрания общечеловеческих прав и всей экзекуционной системы правления краем» (Новая Русь. 1910. 12 марта).

После Февральской революции Ахметхан Мутушев – член Чеченского национального совета и одновременно председатель Грозненской городской думы. Репрессирован как буржуазный интеллигент в 1937 г. Умер в 1943 г. в ташкентской тюрьме.

8 Исмаил Мутушев (брат Ахметхана Мутушева) после окончания горской школы и военного училища работал писарем в крепости Воздвиженской. Известный общественный деятель, народный учитель. Публиковал в газетах статьи на темы просвещения народа и защиты его интересов от посягательств колониальной администрации. Погиб в годы Гражданской войны (Туркаев Х.В. О некоторых особенностях развития общественно-просветительской мысли чеченцев и ингушей в 1890–1917 годы // Русская художественная культура и вопросы духовного наследия чеченцев и ингушей. Грозный, 1982. С. 101).

9 Суфизм – мистико-аскетическое течение ислама. Важнейшим элементом суфизма является овладение его теорией и практикой под руководством духовного наставника (шейха). Крупнейшие суфистские подвижники, прославившиеся своими познаниями и благочестием, стали называться «святыми». По мнению верующих, им свойственна непогрешимость, способность к сверхъестественным деяниям, толкование скрытого смысла пророческого откровения, непосредственный контакт с богом.

Суфизм делится на тарикаты (тарикат – «путь», «направление»). На Кавказе получили распространение накшбандийский (накшбандийа) и кадырийский (кадырийа) тарикаты.



3. Сентябрь–ноябрь 1999 года.
Обстрелы и бомбардировки

Отразив нападение отрядов боевиков на Дагестан, Вооруженные Силы Российской Федерации с конца сентября 1999 года стали постепенно переносить боевые действия на территорию Чечни. Налеты авиации и артиллерийские обстрелы привели к массовой миграции населения в Чеченской Республике. Колонны машин с людьми и домашним скарбом устремились в казавшиеся безопасными места: одни стремились выехать за пределы Чечни, другие отправились в северный Надтеречный район, третьи – в предгорные и горные селения. Завязавшиеся бои на подступах к Грозному и в ряде районов республики, бомбардировки горных сел вызвали новую волну метавшихся в поисках спасения людей.

Старые Атаги оказались одним из тех мест, где пересекались потоки беженцев, часть из них оседала в селе. По данным сельской администрации, зимой 1999/2000 года численность населения в Старых Атагах составила около 22 тысяч человек.

В свою очередь, некоторые староатагинцы (дальше – атагинцы) сами начали покидать родное село. И именно среди них появились первые жертвы. 5 октября 1999 года в результате танкового обстрела в районе села Знаменское (Надтеречный район) погибла семья Межидовых из пяти человек. Межидовы – Олег Семенович (имя и отчество дали в детском доме), его жена Мовлат Львовна, их дети Беслан, 1969 г.р., Амина, 1973 г.р., и четырнадцатилетняя Света – были похоронены местными жителями. Там же в результате вертолетной атаки на автомашину 10 октября были убиты шестидесятилетний Иса Усамович Нахаев и еще двое мужчин, находившихся в машине.

В октябре–ноябре федеральная авиация подвергала ракетно-бомбовым ударам всю территорию Чеченской Республики. Согласно заявлениям российских должностных лиц, по территории Чечни наносились лишь “точечные удары” с целью уничтожения вооруженного противника при минимальных жертвах среди мирного населения. Однако многочисленные сообщения с мест бомбардировок ставили под сомнение эти утверждения.

Так же как и во время первой чеченской войны, федеральные силы снова использовали оружие, заведомо не предназначенное для избирательных, действительно точечных ударов. Широкую огласку за пределами Чечни получил ракетный удар, нанесенный по центру Грозного 21 октября. Использовались тактические ракеты “Точка У” с кассетной боевой частью, снабженной шариковыми бомбами. Одна ракета взорвалась на Центральном рынке, где было наибольшее число пострадавших. Две другие взорвались у родильного дома и здания Главпочтамта. В результате погибли около ста сорока человек и более двухсот человек получили ранения. Абсолютное большинство погибших и раненых составляли мирные жители, в том числе женщины и дети10. Среди пострадавших оказались и жители села Старые Атаги: Лиза Эзерханова и двадцатилетний Шамиль Эльбуздукаев погибли на месте, а тяжело раненная Айна Мударова скончалась в больнице спустя две недели. Эльбуздукаеву Увайсу, 1953 г.р., оторвало руку, он получил множественные осколочные ранения груди, головы, рук. Вместе с ним были ранены его несовершеннолетняя дочь и торговавшая на рынке галантерейными изделиями двоюродная сестра.

Удары с воздуха наносились по любым скоплениям людей. Так, 28 октября в Старых Атагах во время похорон шестидесятипятилетней атагинки Тамары Чанкаевой, погибшей вместе с двенадцатилетней внучкой днем раньше под бомбежкой в Грозном, два самолета обстреляли похоронную процессию на кладбище. В результате один человек был убит, пять ранены, сожжен автобус и повреждены шесть легковых автомобилей.

29 октября село Старые Атаги впервые было упомянуто в официальных сводках пресс-службы Министерства обороны РФ. Согласно этому сообщению, “жители н.п. Старые Атаги провели акцию с требованием выдворения бандформирований”. Это сообщение, не имевшее ничего общего с действительностью, является примером работы военных пропагандистов, ведущих информационную войну. В селе в этот период какие-либо вооруженные отряды вообще не располагались. Соответственно, не было и никаких “акций протеста” со стороны местного населения.

Бомбардировки и ракетные удары вынудили часть мирного населения искать спасения в сопредельных с Чечней регионах. Однако еще 29 сентября в министерства и управления внутренних дел ряда краев и республик, входящих в состав Российской Федерации, поступили телефонограммы с приказом закрыть административные границы для выхода людей из Чеченской Республики11.

Выполнять это указание отказался лишь Президент Республики Ингушетия Руслан Аушев. В результате в Ингушетию устремился поток людей, бегущих от военных действий в Чечне. Но 22 октября федеральные силы полностью перекрыли административную границу между Ингушетией и Чечней, запретив пересекать ее гражданским лицам. 26 октября российские государственные средства массовой информации распространили сообщение о том, что с 29 октября для выезда в Ингушетию из Чечни будет открыт “гуманитарный коридор”12, проходящий через контрольно-пропускной пост “Кавказ-1”. Этот пост был оборудован13 на трассе Ростов–Баку у административной границы Чечни и Ингушетии.

Узнав о предоставлении “коридора” для выезда в Ингушетию, тысячи людей решили воспользоваться этой возможностью. Но 29 октября проезд в Ингушетию так и не был разрешен14. Сотни машин с беженцами, скопившиеся у контрольно-пропускного поста, начали разворачиваться и возвращаться по трассе Ростов–Баку назад в сторону Грозного. Однако у села Шаами-Юрт колонна была внезапно атакована – с самолета по ней выпустили несколько ракет. Среди десятков пострадавших, убитых и раненых на трассе у Шаами-Юрта были и атагинцы: шестидесятипятилетнему Дашалу Юсупову оторвало руку, была тяжело ранена Халипат Шапиева, шестидесяти лет. Позже оба скончались от полученных ран.

Летчики устраивали настоящую охоту за любыми едущими за пределами населенных  пунктов автомобилями, тракторами и т.п. Относительно безопасно передвигаться по дорогам Чечни можно было только в туманную погоду, а также в темное время суток или рано утром, так как авиация начинала “работать” обычно с 10 часов. Пренебрежение этим правилом приводило к беде. Так, днем 30 октября на дороге у Старых Атагов погиб двадцатишестилетний Хусейн Шахгириев. Он ехал домой с дровами, когда его грузовик подвергся атаке спикировавшего самолета. Оставшись без газа и электричества15, жители Старых Атагов в преддверии холодной зимы стали спешно заготавливать дрова. Однако проблема состояла в том, что ближайший лесной массив находился в 10–12 км от села и добраться до него можно было только по обстреливаемой с воздуха трассе на Шатой.

В ноябре окраины Старых Атагов и ведущие в село дороги многократно подвергались ракетно-бомбовым ударам. При этом ни в самом селе, ни вблизи него не было никаких военных объектов, укреплений, баз и складов оружия. Старейшинам удалось убедить чеченские отряды не заходить в село, чтобы не подвергать опасности жизни тысяч местных жителей и беженцев. Многие надеялись, что война минует Старые Атаги, и решили переждать события здесь. Люди запасались керосином, продуктами питания и другими товарами первой необходимости, цены на которые резко возросли.

3 ноября, в ясный солнечный день, российский штурмовик нанес ракетный удар по западной окраине села. Место удара было выбрано летчиком, видимо, не случайно – перекресток проходящей вдоль села трассы Грозный–Шатой и дороги, ведущей в глубь села. Здесь находилась автобусная остановка, здесь же торговали бензином, мясом, фруктами, напитками. Ракеты взорвались именно на этом пятачке. В результате авиаудара погибли две женщины: пятидесятипятилетняя Яха Джабраилова и двадцатипятилетняя Т.Цамаева. Еще одна из пострадавших, беженка из села Чишки Малика Сулейманова, скончалась от полученных ран некоторое время спустя. Кроме того, были ранены пять человек, в том числе двое детей Дадаевых, находившихся в легковой машине “Жигули”: девочка шести лет получила травму черепа, находилась без сознания девять суток, но чудом выжила; трехлетний мальчик был легко ранен и контужен, из больницы его выписали раньше времени в связи с большим наплывом раненых. Хозяин этого автомобиля, сорокапятилетний Мехкан Хамзатович Апаев, получил тяжелое ранение – до сорока крупных и мелких осколков, ожоги, контузию.

Следует отметить, что хирургическое отделение староатагинской участковой больницы (заведующий – Андарбек Бакаев) продолжало работу на протяжении всего периода военных действий, несмотря на неукомплектованность штата и нехватку медикаментов.

5 ноября в результате ночной бомбежки на северной окраине села были частично разрушены мельница, кирпичный и плиточный цеха, уничтожены две частные автомашины. На следующий день в результате обстрела с воздуха получили серьезные ранения два человека, ехавшие по трассе на автомобиле.

Днем 12 ноября ракетным ударом были повреждены несколько домов на улицах Почтовой и Шоссейной. При этом получили ранения местная жительница Асет Мугаева и женщина-беженка.

18 ноября два истребителя устроили над селом Старые Атаги “показательное выступление”, демонстрируя фигуры высшего пилотажа. Многие жители, выйдя на улицу, наблюдали эту картину. В какой-то момент самолеты предприняли “психическую” атаку: резко сбросив высоту, пошли в пике на село. Напуганные люди, в основном ребятишки и женщины, в панике бросились в подвалы, но удара не последовало. Зато на южной окраине села в этот день два вертолета выпустили весь боезапас по мельнице.

29 ноября около 12 часов дня был нанесен бомбовый удар по карьеру на севере села. Двадцатидвухлетнему Сайд-Магомеду Эльмурзаеву, находившемуся на работе, оторвало ногу. Ночью он скончался в больнице. На следующий день на трассе у села “точечным ударом” была уничтожена легковая машина. Водитель и пассажиры остались живы благодаря тому, что вовремя выскочили из автомобиля, увидев, что самолеты, развернувшись, идут в атаку.

24, 25 и 30 ноября в сообщениях пресс-службы Министерства обороны РФ в перечне населенных пунктов, “в окрестностях которых ударами авиации нанесено поражение скоплениям боевиков, их технике и базам”, есть и Старые Атаги.

По мере приближения федеральных войск главной заботой местной администрации и старейшин стало сохранение села от разрушения, а населения – от уничтожения. Имам мечети и авторитетные сельчане обращались с призывами к молодежи не совершать провокационных действий, могущих привести к тяжелым для села последствиям.

 Между тем, в начале ноября ситуация в Чечне рассматривалась в Страсбурге на сессии Парламентской Ассамблеи Совета Европы. В своей резолюции от 4 ноября 1999 ПАСЕ призвала Российскую Федерацию не применять авиационные бомбардировки против гражданского населения, прекратить огонь и начать мирный диалог с избранными властями Чечни. Ассамблея призвала также к тому, чтобы все лица, виновные в совершении террористических актов, нарушениях прав человека и похищении людей, были призваны к ответственности в судебном порядке, а все заложники немедленно освобождены. До этого, в октябре, к тому же призывал Европейский парламент.

Примечания

10 Подробно см.: Орлов О.П., Черкасов А.В. «Точечные удары»: Неизбирательное применение силы федеральными войсками, сентябрь–октябрь 1999 г. М.: Звенья, 1999.

11 Например, в Северную Осетию была направлена следующая телефонограмма:
«Министру внутренних дел Республики Северная Осетия-Алания генерал-майору внутренней службы Дзантиеву К.П.
В связи с обострением обстановки, командующий Объединенной группировкой федеральных сил “Запад” генерал-майор Шаманов приказал закрыть проезд и проход автотранспорта и гражданских лиц с территории Чеченской Республики на территорию Республики Ингушетия и РСО-А через КПП и КПМ».
Резолюция замминистра внутренних дел Северной Осетии была такова:
«Самый жесткий режим. Ни одна машина не проходит, ни одна!»

12 Понятие «гуманитарный коридор» в строгом смысле включает в себя систему безопасных маршрутов, которые не подвергаются обстрелам и бомбардировкам. Население должно быть оповещено о таких маршрутах. Тем, кто не может выйти самостоятельно, должна по возможности оказываться помощь транспортом. Эти условия не выполнялись: федеральная артиллерия постоянно и неизбирательно обстреливала и бомбила дороги Чечни. Для беженцев в лучшем случае открывалась «форточка» на границе, безопасных путей к которой не было. Усилия по вывозу беспомощных людей не предпринимались вообще, за исключением эвакуации обитателей дома престарелых в Грозном силами МЧС Ингушетии в декабре 1999 г.

13 Организацией КПП «Кавказ-1» руководил командующий группировкой федеральных сил «Запад» генерал-майор В.Шаманов, который назначил начальником КПП своего подчиненного, полковника-танкиста А.Хрулева.

14 КПП «Кавказ-1» был открыт для прохода людей и проезда машин из Чечни лишь 2 ноября 1999 г.

15 В октябре 1999 г. поступление электроэнергии и газа в Чечню по российским линиям электропередачи и газомагистралям было прекращено.

4. Декабрь 1999 года – март 2000 года.
Первые контакты

В начале декабря российские войска, перекрыв трассу Грозный–Шатой, с запада подошли к Старым Атагам. Направив в сторону села стволы орудий и выставив посты, армейские части расположились в поле и на территории бывшей птицефермы на северной окраине села.

Основная часть чеченских вооруженных формирований, противостоящих федеральным силам, в этот период сконцентрировалась в Грозном, примерно в 20 км севернее Старых Атагов. Там шли серьезные бои. Другая часть чеченских формирований без боев оставила безлесную равнину, простирающуюся на юг от Грозного, и отошла к горам, начинающимся примерно в 10 км южнее Старых Атагов.

В то время как блокированный Грозный уничтожался артиллерийским огнем и ракетно-бомбовыми ударами, российские войска приступили к взятию под свой контроль предгорной части Чечни.

С переходом этого региона под контроль военных у атагинцев появилась надежда, что наконец-то прекратятся бомбардировки и будет обеспечена безопасность людей. Вместе с тем жители с тревогой ожидали дальнейшего развития событий, зная о практике, применяемой российскими войсками в этой войне: обычно, подходя к населенному пункту, они открывали артиллерийский огонь по его окраинам. Такая мера преследовала две цели: установить, есть ли в селе боевики (последует ли ответный огонь), и произвести устрашающий эффект на население – после обстрела парламентеры от села начинали активно искать контактов с военными.

Первая же встреча представителя гражданского населения с военными окончилась трагически. Выехавший с утра 3 декабря на работу в поле двадцатишестилетний Асруди Тамаев бесследно пропал. Машину его, раздавленную танком, нашли на окраине Старых Атагов в тот жедень (труп А.Тамаева обнаружили в канале в апреле 2000 года).

Вечером 3 декабря по селу ударила артиллерия. В течение часа было частично разрушено и повреждено до сорока домов и хозяйственных построек, а также строящаяся мечеть. При обстреле погибли Ширвани Осмаев и Хамзат Ибрагимов, люди пенсионного возраста. От полученных ран через неделю скончалась шестидесятилетняя Разет Осмаева, несколько человек были ранены. Многие провели ночь в подвалах, опасаясь нового обстрела.

Жители села были готовы расценить случившееся как недоразумение. С 3 по 12 декабря представители Старых Атагов предпринимали попытки встретиться с командованием воинского подразделения, дислоцирующегося вблизи села. Именно в этот промежуток времени при очередном обстреле был ранен глава администрации Ваха Гадаев, на которого атагинцы возлагали большие надежды.

5 декабря при перевозке на тракторе сена в соседнее село Чири-Юрт в результате воздушной атаки погиб атагинец Сайд-Хасан Яхъяев, отец двоих детей. В эти же дни близ селения Алхазурово Урус-Мартановского района выстрелами из снайперской винтовки и подствольного гранатомета был убит сорокадевятилетний атагинец Сайд-Эмин Хасанович Мунаев, отец троих детей, который вез на своей машине из Ингушетии в Чечню тело умершего беженца-односельчанина для захоронения его в родном селе.

6, 7 и 8 декабря в сообщениях пресс-службы Министерства обороны РФ Старые Атаги снова числятся в перечне населенных пунктов, “в прилегающих районах к которым артиллерия и авиация наносили удары по разведанным объектам и скоплениям боевиков, их базам и складам”.

9 декабря Российское информационное агентство “Новости” со ссылкой на пресс-центр оперативной группы “Восток” сообщило:

В ночь с 8 на 9 декабря усиленный десантно-штурмовой батальон высадился на вертолетах в районе в 6 км западнее Шали. Он с ходу блокировал два моста через реку Аргун, перекрыв важные стратегические дороги, ведущие на населенные пункты Атаги, Шали, Шатой .. Десантники действовали быстро и решительно. В ходе скоротечного боя были уничтожены два автомобиля УАЗ, убиты 8 боевиков, захвачено стрелковое оружие, боеприпасы к нему и взрывчатые вещества. Потерь среди десантников нет”.

На рассвете 9 декабря и в полдень 10 декабря военные снова обстреляли село из артиллерийских орудий и минометов. Появились новые раненые, новые разрушения.

Только 13 декабря состоялась встреча уважаемых людей села и армейского командования. На встрече военные обещали прекратить обстрелы, но тут же предупредили, что сровняют Старые Атаги с землей, если с его стороны будет хоть один выстрел. Военные также потребовали помочь им в поисках летчика сбитого под Урус-Мартаном самолета. Эти условия были доведены до местного населения. Старики призвали односельчан воздерживаться от любых действий, могущих спровоцировать военных на жесткие меры.

С 14 декабря в сообщении пресс-службы Министерства обороны РФ Старые Атаги, Новые Атаги и Чири-Юрт числятся уже среди тех сел, в отношении которых “войска Объединенной группировки выполняли плановые боевые задачи по их блокированию”. Интересно, что в сообщениях РИА “Новости” за эти дни имеется маленькое, но существенное дополнение – в селах Старые Атаги, Новые Агаги и Чири-Юрт “подразделения Объединенной группировки федеральных сил блокируют незаконные вооруженные формирования”. Так мирные села, готовые к налаживанию контактов с федеральной властью, превратились пропагандистами в укрепрайоны боевиков.

Об эпизоде же со сбитым самолетом пресс-служба МО РФ выпустила 14 декабря следующее сообщение:

13 декабря с.г. при выполнении парой штурмовиков Су-25 боевого задания произошла авария ведущего самолета. По предварительным данным, ее причиной мог стать невыход после пуска неуправляемого реактивного снаряда из боевого блока. Летчик ведомого самолета видел, как развивалась аварийная ситуация, как его товарищ катапультировался и как самолетная система спасения сработала по штатной схеме.

Несмотря на сложные метеоусловия (густой туман, низкая облачность), на поиск в соответствии с установленным порядком была отправлена группа вертолетов. В районе поиска один из них потерпел аварию. В экстремальных условиях экипаж другого Ми-8 сумел произвести посадку, взять на борт личный состав с потерпевшего аварию вертолета и эвакуировать его в расположение своих войск.

При проведении дальнейшего поиска вертолеты, двигавшиеся на минимальной высоте, были обстреляны бандитами вблизи н.п. Старые Атаги. По команде старшего группы вертолеты стали уходить за облака, но один из них получил повреждения, упал на землю и разбился. Экипаж погиб. Тела погибших летчиков эвакуированы.

Поиск летчика Су-25 продолжается”.

Следует отметить, что к этому времени в 10 км к югу от Старых Атагов развернулись боевые действия. Позиции чеченских вооруженных формирований, закрепившихся на склонах гор за южной окраиной села Дуба-Юрт, подвергались артобстрелам и бомбардировкам. В результате в селе Дуба-Юрт было много разрушений. С запада, где на полях расположились российские артиллерийские позиции, до жителей Старых Атагов непрерывно доносилась канонада.

Скорее всего, вертолет был обстрелян с позиций боевиков у села Дуба-Юрт. Во всяком случае, в самом селе о сбитом вертолете ничего не знали. В свете угроз, прозвучавших со стороны военных, обстрел вертолета из села или даже вблизи него имел бы для Старых Атагов катастрофические последствия.

Хотя Старые Атаги и числились среди блокированных населенных пунктов, местные жители начали выезжать за его пределы, полагая, что на территории, контролируемой федеральными силами, дороги не будут подвергаться обстрелам и бомбардировкам. Однако, как оказалось, здесь людей подстерегала другая опасность. 20 декабря пропали отправившиеся на машине в село Гойты по дороге, полностью контролируемой федеральными силами, Имран Кунтаев и его родственники – Адам Садаев и Аднан Абдурзаков. Их останки были обнаружены только осенью 2000 года, в захоронении недалеко от Старых Атагов (см. раздел 6.2.1.). Как позже выяснилось, они были задержаны на российском блокпосту и расстреляны.

29 декабря Старые Атаги числятся в сводках пресс-службы МО РФ уже среди “освобожденных районов Чеченской Республики”. В этот день пресс-служба сообщила:

В Грозненском сельском районе в н.п. Старые Атаги центральная районная больница подключена к магистральному газоснабжению”.

Как и многие другие подобные сообщения, это не имело ничего общего с действительностью. Подача газа в село возобновилась в конце января, тогда же газ стал поступать и в больницу. Подключить же больницу к магистральному газоснабжению автономно технически невозможно.

Впрочем, РИА “Новости” на следующий день, 30 декабря, сообщало со ссылкой на пресс-службу МВД РФ:

...фронтовая авиация .. нанесла бомбово-штурмовые удары по базам, штабам, пунктам управления и скоплениям боевиков в городе Грозном и населенных пунктах Дышно-Ведено, Ведено, Хакмадой, .. и Старые Атаги”.

В отношении Старых Атагов и это сообщение не соответствовало действительности: никакие удары с воздуха по “освобожденному” селу в этот период не наносились.

В конце декабря 1999 года – первой половине января 2000 года село несколько раз подверглось немотивированному обстрелу из артиллерийских орудий. К счастью, обошлось без жертв. В одном случае снаряды легли на окраине, недалеко от реки Аргун, в другом – несколько болванок попали в три дома и вызвали их частичное разрушение. Жалобы жителей военные оставили без внимания.

7 января РИА “Новости” распространило новое сообщение, касающееся Старых Атагов:

Полностью уничтожена бандгруппировка лидера боевиков Резвана Юсупова.

Как сообщили сегодня РИА “Новости” в Управлении Федеральной службы безопасности по Чеченской Республике, местонахождение 50 бандитов и их главаря, действовавших в районе Ханкала и Старые Атаги (пригороды Грозного), установил отдел военной контрразведки одного из танковых полков. Метким огнем танкистов боевики были полностью уничтожены”.

В подобных сообщениях трудно отделить правду от лжи, некомпетентность от сознательно подготовленной дезинформации. Вполне объяснимые преувеличения и украшательства фронтовых командиров накладывались на ложь моздокских16 и московских пропагандистов. Старые Атаги никак нельзя отнести к пригородам Грозного. И вряд ли зона ответственности чеченского формирования численностью 50 человек могла распространяться на целый безлесный равнинный район протяженностью 20 км. Впрочем, до того момента, как чеченские отряды в начале февраля 2000 года покинули Грозный, отдельные небольшие группы боевиков продолжали тайно курсировать по равнине между Грозным и горами. Не исключено, что приведенное выше сообщение отражает эпизод, когда такая группа попала под танковый обстрел.

Сводки пресс-службы МО РФ от 10 и 13 января 2000 года снова относят Старые Атаги к селам, которые блокируются войсками Объединенной группировки.

15 января в Старых Атагах в здании конторы госхоза “Атагинский” было открыто поселковое отделение милиции, которое местные жители обычно именовали “комендатурой”. Службу здесь стали нести бойцы сводного отряда милиции из Санкт-Петербурга.

Комендатуры же, действительно имеющие этот статус, создавались в занимаемых федеральными силами районах и самых крупных населенных пунктах. Они являлись органами власти с очень широкими, не определенными каким-либо законом полномочиями17. Старые Атаги находились в зоне ответственности комендатуры Грозненского (сельского) района, располагающейся в райцентре Толстой-Юрт.

Начальник Генерального штаба Вооруженных сил РФ генерал Анатолий Квашнин еще 22 декабря 1999 года на встрече с главами администраций северных районов Чеченской Республики очень точно охарактеризовал создаваемую систему комендатур:

Это мои глаза и уши. Это мой райком и обком партии, образно говоря”.

Администрация Старых Атагов понимала, что обеспечить порядок и безопасность в селе можно, лишь находясь в деловом контакте с командированными в село милиционерами. Им в помощь по предложению администрации села и с согласия районного коменданта был создан отряд ополчения из местных жителей. Вскоре местные жители, пока еще без оружия, удостоверений и транспорта, стали дежурить в селе вместе с российскими милиционерами. Налаживала работу и местная сельская участковая милиция в составе нескольких сотрудников, работавших пока, до своего утверждения в районном центре Толстой-Юрт, на общественных началах. Совместная деятельность помогала в какой-то мере налаживать контакты представителей федеральных сил с местнымнаселением, укреплять взаимное доверие.

Наиболее предприимчивые атагинцы установили связи с военнослужащими, дислоцирующимися на территории бывшей птицефермы и на юге от Старых Атагов. Местные “бизнесмены”, в основном подростки, покупали у солдат, приезжающих на окраину села, бензин и запчасти или выменивали их на продукты питания, спиртное и сигареты.

Многим казалось, что главные опасности, связанные с войной, уже позади, что жизнь начинает входить в мирное русло. Администрация Старых Атагов решала проблемы села, опираясь на помощь авторитетных жителей: Докки Самбиева, Нурди Идигова, Мумы Ганаева, Алхазура Мудаева, Аббаза Осмаева и других. Местные торговцы, несмотря на опасности, подстерегающие на дорогах, начали обеспечивать сельский рынок товарами, в первую очередь продуктами питания. Проблема дров для отопления решалась за счет вырубки в селе и его окрестностях деревьев, в результате площадь и так небольших лесопосадок стала катастрофически сокращаться. Возобновление подачи газа в двадцатых числах января спасло положение.

Впрочем, в это же время в селе произошли новые трагические события.

Вскоре после появления в Старых Атагах поселкового отделения милиции российскими военнослужащими18, заехавшими в село на бронетранспортере, был задержан у своего дома и увезен местный житель Салман Сальмурзаев, отец двоих детей, больной туберкулезом. Его труп был найден лишь в начале мая на окраине села.

27 января российские военнослужащие задержали на окраине села и увезли в неизвестном направлении братьев Гиреевых – Сайд-Хусейна и Сайд-Эмина, их двоюродного брата Арби Гиреева, а также Мусу Сугаипова. Их тела, имеющие следы жестоких пыток, были найдены только летом (см. раздел 5.1.).

В ночь на 28 января неизвестные произвели выстрел из гранатомета по зданию поселкового отделения милиции; к счастью, никто не пострадал. Это был первый случай нападения на представителей федеральных сил в селе.

Той же ночью село подверглось артиллерийскому удару – были ранены несколько человек и повреждены дома.

18 января агентство ИТАР–ТАСС со ссылкой на штаб Объединенной группировки федеральных сил сообщило, что “в ближайшее время будут произведены тщательные проверки населенных пунктов Тазенкале, Дышне-Ведено, Агишты, Малый Харсеной, Старые Атаги, Октябрьское, Автуры, Зандак, Саясан, Энгеной и Ведено”.

21 января федеральные силы провели “зачистку”19 Новых Атагов. Она была проведена военнослужащими корректно, во взаимодействии с поселковым отделением милиции и администрацией села. Жители Старых Атагов понимали, что вскоре неизбежно подобная проверка состоится и в их селе, и надеялись на такое же корректное поведение военнослужащих, тем более что с сельским “комендантом” – начальником поселкового отделения милиции – им удалось наладить хорошие отношения.

 

 В январе 2000 года в Страсбурге на сессии Парламентской Ассамблеи Совета Европы снова рассматривался вопрос о ситуации в Чеченской Республике. В принятых 27 января рекомендациях (см. Приложение 1) ПАСЕ заявила, что в результате “неразборчивого и несоразмерного применения военной силы мирное население в Чечне страдает от серьезного нарушения таких основных прав человека, как право на жизнь, право на свободу и право на безопасность”, и призвала Россию немедленно полностью прекратить огонь и начать “политический диалог без предварительных условий с избранными властями Чечни с целью обеспечения завершения огня и достижения исчерпывающего политического разрешения конфликта”.



4.1. Кошмар под названием “зачистка”. 28 января 2000 года

28 января 2000 года подразделения российских внутренних войск начали специальную операцию в Старых Атагах. Это было первое со времени установления контроля федеральных сил крупное мероприятие в Старых Атагах. И поведение “федералов” при этом “очном знакомстве” вызвало шок у местного населения.

О начале проводимой “зачистки” не были поставлены в известность ни сельский “комендант”, ни глава местной администрации.

В ночь на 28 января военные оцепили Старые Атаги со всех сторон, выставили на дорогах бронетехнику, взорвали автомобильные и пешеходные мосты через реку Аргун, ведущие в соседнее село Новые Атаги.

Рано утром, разбившись на группы, представители федеральных сил, среди которых, вероятно, были не только военные, но и милиционеры, и сотрудники спецслужб, на БТР, БМП и пешком вошли в село. Медленно продвигаясь по улицам, они заходили в дома, проверяли у людей документы, обыскивали помещения. Вели они себя при этом по-разному: одни были вежливы и корректны, другие же, пьяные еще с ночи, кричали на людей, выражались нецензурно при женщинах и стариках, на замечания отвечали грубо,по любому поводу хватались за оружие. Никто из них, заходя в дома, не представлялся.

В тот день в селе были задержаны и отправлены на сборный пункт, организованный около автозаправочной станции на окраине села, около шестидесяти человек – местные жители и беженцы. Причины задержания были разные. У пятерых при обыске нашли оружие: от автомата до старого охотничьего ружья. Нескольких человек задержали потому, что в их паспортах имелась запись о регистрации по иному месту жительства, не в Старых Атагах. Трое были задержаны за то, что утраченные или сильно просроченные паспорта им временно заменяли справки об удостоверении личности20. Ну а большинство, как полагают атагинцы, были взяты “просто так, для плана”, без объяснения причин. Так поступили с пенсионером Сулейманом Тасуевым и его сыном, проживающими на улице Нурадилова. Их на глазах родных и соседей военные сильно избили во дворе собственного дома, а затем, связав им руки колючей проволокой, увезли с собой. Из другого дома увели психически больного (легкаястепень олигофрении) Абу Умарова. Двадцатипятилетнего Беслана Мадаева военнослужащие забрали потому, что у него незадолго перед этим была ампутирована ступня ноги (все, кто имеет видимые следы травм, подозреваются как участники боевых действий против федеральных войск).

Женщин, пытающихся отстоять своих сыновей, братьев и мужей, били прикладами и отшвыривали прочь. Главе администрации и старикам, пробившимся к командиру проводившего “зачистку” подразделения, тот посоветовал убраться, пригрозив расправой. Не помогла и жалоба в поселковое отделение милиции – там беспомощно развели руками, заявив, что “они нам не подчиняются”.

Военные изъяли у владельцев 37 преимущественно новых легковых и грузовых автомобилей, ссылаясь на то, что документы на машины не в порядке (позднее владельцам в течение нескольких недель и даже месяцев пришлось искать свои автомобили и выкупать их, некоторые же машины исчезли бесследно).

Одновременно в десятках домов произошел откровенный грабеж – военные забирали не только деньги, но и аудио- и видеоаппаратуру, предметы бытовой техники, одежду.

Задержанных мужчин, скованных наручниками, посадили в автобусы и увезли в сторону Урус-Мартана. Родственников заверили, что после проверки документов на компьютере и установления личностей тех, кто не имеет паспортов, все будут отпущены. Родные и близкие задержанных, едва оправившись от потрясения, вместе с главой администрации В.Гадаевым при поддержке начальника поселкового отделения милиции принялись хлопотать об их освобождении.

Тем временем около 16 часов вечера задержанные были доставлены в город Урус-Мартан в помещение бывшей школы-интерната № 16. В этом здании до установления контроля федеральных сил над Урус-Мартаном базировались формирования ваххабитов; сюда они доставляли нарушителей установленного ими “порядка”, многие из которых подвергались избиениям и пыткам. С приходом федеральных сил здесь  разместились ИВС и ВОВД – структура в составе МВД РФ, фактически выполняющая на территории Чеченской Республики функции РОВД21. Во Временных отделах внутренних дел служат командируемые в Чечню из разных регионов России сотрудники органов милиции.

Во дворе бывшей школы-интерната всех доставленных атагинцев прогнали сквозь “коридор” ОМОНовцев под градом ударов дубинками. Тех, кто не мог устоять и падал, били ногами и травили собаками.

Затем последовали допросы, также сопровождавшиеся избиениями.

Утром следующего дня у ВОВД стали собираться родственники доставленных сюда атагинцев, в основном женщины. Они узнали, что задержанных куда-то отправляют, и требовали освободить ни в чем не повинных людей. Вышедший на крики полковник обругал их матом и крикнул: “Увезите всех в Чернокозово и расстреляйте их там!” Люди встали у ворот плотной стеной, но машины выехали через другие, задние ворота.

Из всей группы задержанных атагинцев только несколько человек были оставлены в Урус-Мартане. Остальных отправили на север Чечни – в село Чернокозово Наурского района, где на территории бывшей колонии строгого режима с ноября 1999 года функционировал следственный изолятор.

Здесь прибывших встретили тем же “коридором” с дубинками, затем в отдельной комнате заставили раздеться догола и провели осмотр: искали следы от ношения оружия, шрамы. По окончании процедуры разместили по камерам.

Вот что сами атагинцы22 рассказывали после своего освобождения сотрудникам Правозащитного центра “Мемориал” о порядках и условиях содержания в изоляторе временного содержания в Урус-Мартане и в Чернокозовском следственном изоляторе.


страница 1 страница 2 ... страница 5 страница 6
скачать файл


Смотрите также: