moglobi.ru Другие Правовые Компьютерные Экономические Астрономические Географические Про туризм Биологические Исторические Медицинские Математические Физические Философские Химические Литературные Бухгалтерские Спортивные Психологичексиедобавить свой файл
страница 1

УСТРОЙСТВО ПРОСТОГО ПРЕДЛОЖЕНИЯ В СВЕТЕ КОГНИТИВНОЙ ЛИНГВИСТИКИ

При анализе устройства предложения мы, вслед за А. Е. Кибрик [1: 41, 63-64, 263], продвигаемся по цепочке: когнитивная лингвистика – типология предложения-высказывания – устройство предложения конкретного языка.

Общее направление такого исследования – "от значения к форме" – в настоящее время не требует особого обоснования. Следует только отметить, что данный подход в чистом виде фактически не применяется: обычно используется процедура двусторонней корректировки данных о значении и форме предложения – так называемая "челночная процедура" [2: 4; 3].

1. Предложение как продукт когнитивной деятельности


Наибольшей объяснительной силой в синтаксисе обладает, на наш взгляд, психологическая теория предложения, которую в русском языкознании выдвинул А. А. Шахматов [4: 19-29]. Дополнив и уточнив известные исходные положения новыми данными, полученными за последние годы психолингвистикой, когнитивной лингвистикой и функционально-семантической грамматикой, мы можем представить речемыслительный процесс порождения предложения следующим образом.

1.1. Довербальный этап. В экстралингвистической основе предложения лежит отраженная сознанием предметная ситуация и отображающая ситуацию общения психологическая предикация.


1) При отражении той или иной предметной ситуации сознание прежде всего выделяет и создает образ субстанции (или образы нескольких субстанций – в зависимости от состава ситуации), которая является носителем признака. Затем формируется образ признака данной субстанции или образ отношения между несколькими субстанциями.

2) Мыслительный процесс соединения субстанции и ее признака в совокупность психологических образов, имеет место вследствие воздействия на сознание человека какого-либо внешнего или внутреннего стимула. Этот процесс может носить двоякий характер:

а) соединение предметного и признакового образов, происходящее без соотнесения полученного комплекса с речевой ситуацией, составляет сущность атрибуции;

б) акт мышления, соотносящий отражаемую предметную ситуацию (предмет и его признак) с конкретной речевой ситуацией (ситуацией общения), составляет сущность предикации.

Существование предикации как нейрофизиологического явления было убедительно доказано в ходе многочисленных экспериментов. По данным нейролингвистики, предицирующий акт мышления сопровождается инструментально фиксируемым электрическим импульсом, возникающим в результате химической реакции в возбужденных окончаниях нервных клеток (см. об этом подробнее [5; 6; 7; 8; 9: 19-35]).

Таким образом, на довербальной стадии мышления экстралингвистический денотат предложения предстает в виде связанных в единое целое предметного и признакового образов (или связанных отношением двух и более предметных образов), которые предикативным актом мышления соотнесены с речевой ситуацией.


1.2. Этап языкового кодирования. Денотат предложения получает свое языковое выражение в процессе кодирования (о вербальном кодировании когнитивных структур см. [10]). При этом особыми языковыми средствами одновременно передается как совокупность предметного и признакового образов (предметная ситуация), так и психологическая предикация.


Ситуация может кодироваться двумя способами:

а) нерасчлененно;

б) расчлененно.

Предикация в обоих случаях реализуется через грамматические категории предложения.

Рассмотрим этот важнейший этап порождения предложения подробнее.


1.2.1. Нерасчлененное кодирование ситуации. Важнейшая для типологии предложения гипотеза о возможности кодирования предметной ситуации без ее обязательного расчленения на предметный и признаковый компоненты до сих пор не является общепризнанной.


По нашему мнению, предложение является продуктом нерасчлененного кодирования, если вся отраженная ситуация в целом передается одной знаменательной словоформой (как правило, так называемым событийным именем существительным), например: Тишина; Был мороз; Весна! и т. п.

Предикационная составляющая денотата предложения в подобных случаях выражается связочной формой быть или ее значимым отсутствием (синтаксическим нулем), а также специальной "предложенческой" интонацией, которая при отсутствии в структуре высказывания связочной формы и отличает такие предложения от соответствующих лексем тишина, мороз, весна.

Предлагаемая интерпретация указанных предложений опирается на определенную лингвистическую традицию. Так, о "недостаточной" расчлененности представлений (психологических образов) в таких предложениях, как Пожар! Мороз! Воры!, писали еще А. И. Томсон [11: 302-303] и В. А. Богородицкий [12: 201]. На одночленность номинативных предложений указывал В. В. Виноградов: "В предложении Была зима ничто не говорит о синтаксической расчлененности на подлежащее и сказуемое, оно так же одночленно, как Зима; это простая констатация явления в прошлом [13: 114]. См. также о нерасчлененности предложений типа Наступила зима; Начались морозы; Пошел снег [14: 180-181]. О синкретичных словах-предложениях говорили А. Р. Лурия [6: 32, 35] и С. Д. Кацнельсон [15].


1.2.2. Расчлененное кодирование ситуации. При расчлененном кодировании ситуации составляющие ее предметный (предметные) и признаковый концепты раздельно передаются в предложении соответствующими словоформами, например: Дети шумят; Идеальных людей нет; Моя дочь – студентка; Кошка разбила вазу; Друзья подарили мне телевизор.


Предметный концепт при расчлененном кодировании обычно передается определенной словоформой, но он может и не кодироваться; в таких случаях предмет остается в сознании говорящего в виде предельно "обобщенного" образа – носителя выражаемого признака: Темнеет; Стало холодно.

Кроме того, даже те предметные образы, которые при кодировании получили свое языковое выражение в виде актантов семантической структуры предложения, вследствие асимметрии языкового знака могут быть и не представлены словоформой в синтаксической структуре: Собрание состоится (завтра; в 21 аудитории); Дорогу замело (снегом); Станция не достроена (строителями); Здесь платят нерегулярно (хозяин); Мальчик читает (книгу) и т. п.



Признаковый концепт обязательно получает свою реализацию и в семантике, и в синтаксической структуре предложения. В силу этого языковой способ выражения данного компонента может быть положен в основу классификации предложений. Ср.:

Холод (номинативное предложение);

Холодно (адъективное предложение);

Холодает (вербальное предложение).

Кодирование предикации. Как уже отмечалось, особый обязательный компонент денотата любого предложения составляет психологическая предикация. Предикация, в отличие от предметного и признакового образов, не входит в структуру предметной ситуации и, следовательно, после языкового кодирования денотата не становится актантным компонентом семантической структуры предложения.


Однако, являясь неотъемлемой частью денотата предложения, предикация при его кодировании всегда передается тем или иным языковым способом: окончанием глагольной словоформы, связкой, нулевой формой, интонацией.

1.3. Вокруг содержания, объема, иерархии и форм выражения предикации (предикативности) в целом и ее отдельных компонентов (категорий) на протяжении многих лет не утихают споры. Наиболее точное, по нашему мнению, определение предикации предложил В. Г. Адмони: "Такое активное, динамическое утверждение, происходящее в момент построения предложения или его воспроизведения и являющееся обязательным условием всякого предложения, и есть содержание той важнейшей синтаксической категории, которая обычно носит наименование "предикативного отношения" или просто "предикативности" [16: 39]. См. также определения предикации, приведенные в работе Ю. А. Левицкого [17: 45-54].

Способы выражения предикации часто кладутся в основу типологии предложений. При использовании этого критерия все простые предложения делятся на два больших класса:

1) глагольные предложения, в которых предикативные значения (грамматические по природе) синтетически выражаются одновременно с признаковым (лексическим) значением единой словоформой – глаголом;

2) именные предложения, в которых предикативное и признаковое значения реализуются аналитически: предикативное – делексикализованной грамматической формой (так называемой связкой), а признаковое (или ситуация в целом при нерасчлененном кодировании) – полнозначной именной словоформой.

Однако при этом спорным оказывается статус предложений типа Был мороз. К какому из двух классов их следует отнести: к глагольному или к именному? Ответ на этот вопрос зависит от того, как исследователи определяют форму быть – как полнозначный (бытийный) глагол или как лексически десемантизированную связку.

1.4. Рассмотрим интерпретацию универсального концепта "бытийность" в свете когнитивной лингвистики.

1.4.1. В наиболее обобщенном виде бытийность, на наш взгляд, неразрывно связана с предицирующим актом мышления, посредством которого отраженная предметная ситуация соотносится говорящим с ситуацией общения. Следовательно, будучи языковым отражением предикативной составляющей денотата предложения бытийность в обязательном порядке представлена в любом предложении предикативными грамматическими категориями.

В предложениях глагольного (вербального) типа эти категории выражаются глаголом одновременно с его лексическим (признаковым) значением, а в именных предложениях – специальной связочной формой быть, сочетающейся с именной формой, передающей признаковый компонент значения.

Таким образом, в подавляющем большинстве предложений концепт существования реализуется только один раз – формой глагола в глагольных предложениях типа Дождило или лексически пустой связкой (в том числе нулевой) в именных предложениях: Дождь; Был дождь; Будет дождь.

1.4.2. Для выражения концепта бытийности как признакового компонента специальной ситуации используются глаголы лексико-семантической подгруппы бытия (быть, существовать), которые, в свою очередь, входят в состав ЛСГ глаголов локализации предмета в пространстве и времени.

Следовательно, в глагольных предложениях бытийного типа Дождь был бытийность выражается дважды: грамматической формой глагола (как средством выражения предикации в любом глагольном предложении) и лексическим значением этого глагола (см. об этом подробнее [18: 35-38]).

В заключение раздела заметим, что недостаточное внимание к осмыслению и дифференциации таких важнейших понятий, как экстралингвистический денотат предложения, способы кодирования предметной ситуации, оппозиция средств выражения в предложении предметной ситуации и предикации, асимметрия компонентного состава означаемого и означающего предложения как языкового знака, квалификация формы быть и является одной из причин внутренней противоречивости многих существующих концепций устройства предложения.

2. Простое предложение и основные аспекты

его структурно-семантического устройства


2.1. В синтаксической литературе к простым предложениям относят, как известно, предложения нераспространенные и распространенные, неосложненные и осложненные, предикативно-минимальные и детерминативно-расширенные, ядерные и неядерные, полные и эллиптические и т. п. В некоторых типологиях собственно простое предложение не отграничивается от осложненного и даже от сложного предложений, что расширяет предмет анализа до необъятных размеров и, по нашему мнению, снижает объяснительную силу концепции.

Рассмотрим примеры предложений, относимых к числу простых.

1) Мальчик спит; Маленькие дети красиво танцуют вальс;

2) Курить вредно; Хождение пешком полезно всем;

3) В профиль он похож на отца; Из-за забастовки транспорта он опоздал на поезд;

4) Схватив портфели, школьники разбежались; Мы пришли серьезно поговорить с вами;

5) Он вернулся из Турции миллионером; В больницу его привезли еще живым.

Пользуясь введенными ранее понятиями, попытаемся проанализировать данные предложения с точки зрения количества представленных в них предметных ситуаций и предикаций.

В предложениях типа (1) представлена одна ситуация и одна предикация. Предложения типа (2) отличаются от (1) только тем, что в них в качестве компонента ситуации выступает вторая, "свернутая" ситуация. В предложениях типа (3) свернутая ситуация, в отличие от (2), не входит в состав основной, а определяет ее целиком. В предложениях типа (4) свернутая ситуация, определяющая основную, характеризуется еще и некоторыми собственными предикативными значениями; такие предложения часто называют полуторапредикативными. Предложения типа (5) содержат не одну, а две развернутые ситуации, связанные одной предикацией.

Таким образом, собственно простыми мы считаем только предложения типа (1); условно к ним можно присоединить предложения типа (2), в составе которых свернутые ситуации "ведут себя" как обычные предметные компоненты (ср. с монопредикативным и монопропозициональным предложением у В. Г. Гака [19: 131-136]).

Предложения остальных перечисленных типов явно выходят за рамки информативного минимума.

2.2. Даже в таком предельно минимизированном виде простое предложение представляет собой сложным образом организованную единицу языка, которая нуждается в тщательном изучении в различных аспектах своего устройства.

В связи с этим прежде всего необходимо дать определение крайне неоднозначно трактуемому в синтаксических работах термину "аспект" предложения.

В нашем понимании аспекты предложения – это не уровни предложения как языковой единицы высшего ранга (включающей в себя фонологический, лексический, морфологический, синтаксический и т. д. уровни). Это и не этапы (ступени) речемыслительного процесса порождения высказывания (пресуппозиция, интенция, выбор структуры, лексическое наполнение структуры, актуализация и т. п.). Аспекты также не имеют ничего общего с противопоставлением друг другу семантической и синтаксической сторон предложения (мы считаем, что отрывать значение от его формы, то есть считать синтаксис асемантичным или семантику бесформенной, недопустимо).

Аспект – это угол зрения, под которым исследователь в научных или методических целях рассматривает структурно-семантическое устройство предложения. Последовательно поворачивая к себе предложение той или иной его гранью, ученый получает возможность сосредоточить внимание на выявлении характеристик именно данной, отдельно взятой стороны объекта в отвлечении от всех других его сторон. При этом взгляд исследователя, концентрируясь подобно лучу прожектора на ограниченном участке бескрайнего предложенческого пространства, приобретает большую проницательность и разрешающую способность.

Мы предлагаем разграничивать следующие аспекты и входящие в них компоненты структурно-семантического устройства простого предложения:

1. Целевой аспект. Аспект целевой установки говорящего, обусловливаемый условиями коммуникации (повествование – вопрос – побуждение), четко вычленяется и описывается практически во всех синтаксических трудах. Известно, что именно цель высказывания задает многие его параметры.

2. Номинативный аспект. Данный аспект является важнейшим среди всех аспектов структурно-семантического устройства простого предложения [19: 310-364]. К настоящему времени многие вопросы здесь еще не полностью решены. В частности, подлежат разработке и уточнению номенклатура, системные отношения и обозначения классов признаковых компонентов и актантов, группировок выражающих их слов, грамматических категорий и образуемых этими единицами семантических и синтаксических структур предложений. Анализ устройства предложения в номинативном аспекте и составляет основной объект типологии предложения.

3. Предикативный аспект. В соответствии с разделяемым нами определением предикации в рамках этого аспекта должны анализироваться следующие его компоненты (категории предикативности): модальность (объективная), темпоральность, аспектуальность, персональность.

4. Релятивно-номинативный аспект. Используя арсенал средств выражения субъективной модальности, фазисности, каузативности и т. п., говорящий обозначает свое отношение к ситуации в целом или к ее компонентам, а также устанавливает отношения между кодируемой ситуацией и другими сопутствующими ей событиями (причинные, временные, целевые и т. п.). Компоненты данного аспекта не входят в состав определенного нами выше собственно простого предложения.

5. Актуализирующий аспект. Актуализация предложения (включение его в ситуацию общения, в контекст) превращает предложение в конкретное речевое произведение – высказывание. Мы исходим из того, что актуальное членение составляет особый аспект устройства предложения, в рамках которого возможна дифференциация некоторых синтаксических структур. Поэтому изменения актуальной перспективы, сопровождающие категориально обусловленную инверсию, должны учитываться в типологии предложения.

6. Эмоционально-экспрессивный аспект. В конкретных высказываниях могут присутствовать различные компоненты, передающие эмоции говорящего или сообщающие высказыванию особую экспрессивность. Некоторые из этих средств достаточно хорошо известны (например, произнесение обычных предложений с восклицательной интонацией, использование специальных восклицательных конструкций, включение в состав предложения частиц и междометий, эллипсис, разного вида образные выражения и фразеологизмы), другие средства попали в центр внимания исследователей недавно, в связи с развитием лингвистической прагматики.

Учитывая особый языковой статус подобных средств, мы считаем, что их целесообразнее изучать отдельно от инвентаря эмоционально и экспрессивно неокрашенных конструкций, которые составляют синтаксическую систему данного языка.

7. Стилистический аспект. Предложение включается в речевой контекст с учетом его общих особенностей (устная – письменная речь, разговорный – официально-деловой – научный стиль, монологическая – диалогическая речь и т. д.). Стилистическая специфика текста сказывается на выборе говорящим той или иной вариантной конструкции (об особенностях использования в речи русских вариантных форм см. [20]).



2.3. Предлагаемый многоаспектный подход к анализу структурно-семантического устройства предложения позволяет более адекватно решить целый ряд лингвистических проблем.

1) Аспектный подход дает возможность системно ограничить материал исследования. На первом этапе анализа в качестве материала можно отобрать простые (монопредикативные), повествовательные, экспрессивно нейтральные, с прямым порядком слов, не осложненные компонентами релятивно-номинативного аспекта предложения современного литературного языка.

2) Разграничение указанных аспектов дает возможность описывать устройство предложения поэтапно, пошагово, начиная с типологически наиболее релевантных аспектов и подаспектов.

3) Не следует смешивать различные аспекты анализа устройства предложения в рамках одного этапа или раздела конкретного исследования. Однако, анализируя предложение в избранном аспекте, не следует и полностью игнорировать другие его параметры.

4) Естественно, что, поскольку все аспекты предложения неразрывно взаимосвязаны и взаимодействуют друг с другом в составе единого целого, вслед за анализом устройства предложения предполагается синтез его итогов. Этап синтеза особенно актуален для построения функционально-семантической модели отдельных языковых подсистем, систем, а затем и всей системы языка.

5) Аспектный подход позволяет также неконфронтационно соотнести понятия язык – речь и предложение – высказывание, рассредоточив описание этих понятий по их важнейшим аспектам.

6) Подход к предложению как многоаспектной сущности дает возможность построить его типологию, обладающую значительно большей объяснительной силой по сравнению с одномерными концепциями, так как он способствует выявлению и моделированию системы компонентов, категорий и отношений (алгоритмов трансформаций, синонимии, дополнительной дистрибуции), существующих в сфере простого предложения.

7) Предложение, являясь многоаспектной языковой единицей, допускает построение не одной "абсолютной", а нескольких разноаспектных классификаций, каждая из которых призвана с максимальной полнотой отразить основные черты устройства предложения в рамках избранного исследователем аспекта анализа.

В заключение раздела еще раз подчеркнем, что постулируемое разложение на аспекты и компоненты такого многомерного диалектического единства, каким является предложение, представляет собой лишь один из наиболее эффективных методов исследования его структурно-семантического устройства.

3. Типовое значение и типы простого предложения


В соответствии с развиваемой нами концепцией анализ предложения в его важнейшем – номинативном – аспекте производится с опорой на разграничение трех уровней семантической структуры: типового значения (ТЗ), инвариантной семантической структуры (ИСС), варианта семантической структуры (ВСС).

3.1. Типовое значение предложения. Общепринятого перечня ТЗ пока нет, так как и здесь проявляются существенные различия в общих подходах авторов к интерпретации языковых явлений.


Мы разделяем высказанное С. Д. Кацнельсоном мнение о возможности разбиения всех простых предложений на два класса: предложения, выражающие признак какой-либо субстанции, и предложения, выражающие отношения между субстанциями [21: 174-179].

В типовых значениях предложений получает свою наиболее обобщенную языковую реализацию структура отраженных сознанием предметных ситуаций. При этом разграничиваются следующие ТЗ.

I. "Нерасчлененно представленная ситуация"; о семантической структуре предложения здесь говорить нельзя, поскольку вся ситуация в целом кодируется одним событийным именем: Весна; Война.

II. "Предмет и его признак": Теплеет. День удлиняется; Эта игра интересная; Их было трое.

III. "Отношение между предметами":

1) отношение между двумя предметами: Мальчик читает книгу; Я не курю; Моя дочь – студентка; Дети на даче;

2) отношение между тремя предметами: Я отдал книгу коллеге; Я бросил письмо в почтовый ящик;

3) отношение между четырьмя предметами: Инспектор переложил пистолет из кобуры в карман.

ТЗ, относящиеся к числу языковых универсалий, могут послужить основой для типологического описания языков, особенно неблизкородственных.

Однако для целей сопоставления родственных (хотя и разноструктурных) языков они, в силу своей предельной абстрагированности, могут оказаться слишком общими. Необходимо тогда обратиться к описанию ИСС, которые строятся с учетом принадлежности признакового компонента предложения к той или иной части речи.

В ряде случаев целесообразно учитывать и более мелкие группировки слов – лексико-грамматические разряды номинативных частей речи в актантных позициях, которые образуют варианты тех или иных ИСС – ВСС (см. об этом подробнее [22: 42-62, 72-90]).

3.2. Количество актантов семантической структуры предложения как классификационный критерий.


3.2.1. Развиваемая нами концепция позволяет отказаться от противопоставления односоставных / двусоставных предложений как их "вершинного" классификационного принципа.

Этот критерий, издавна справедливо критикуемый синтаксистами разных направлений за его противоречивость и непоследовательность в том или ином виде до сих пор фигурирует во многих типологиях.

Анализ устройства предложения с позиций когнитивной лингвистики показывает, что в работах, в которых он применяется, формальная (структурная) оппозиция односоставных / двусоставных предложений, как правило, пересекается с их семантической односоставностью / двусоставностью (или в обратном порядке), пока проводимая рубрикация основательно не запутывается.

При использовании данного признака в качестве вершинного в русском языке к структурно и семантически, т. е. к подлинно "односоставным" можно было бы отнести только маленькую группу предложений типа Мороз; Весна! Все остальные предложения (в том числе и предложения типа Была весна; Мне холодно; В дверь постучали; Мальчик заболел; Он любит классическую музыку и т. д.) попали бы в один огромный класс семантически "двусоставных". При этом часть из них в соответствии с традицией пришлось бы считать структурно "двусоставными", а другую часть – структурно "односоставными".

Думается, что выделение таких внутренне противоречивых классов русского предложения только излишне усложняет, запутывает его типологию. В английском же языке все предложения являются структурно "двусоставными", т. е. данная оппозиция вообще теряет смысл.

Это позволяет отказаться от данного противоречивого критерия в пользу более последовательного семантического принципа классификации предложений.



3.2.2. В качестве такого критерия выдвигается количество актантов семантической структуры предложения.

Как отмечалось выше, семантическая структура предложения формируется в результате языкового кодирования структуры предметной ситуации. При нерасчлененном кодировании ситуация выражается одной словоформой, т. е. означаемое предложения состоит из одного компонента, реализующего и предметный, и признаковый образы. При расчлененном кодировании структура ситуации отражается в семантической структуре предложения в виде актантных и признакового компонентов.

В соответствии с указанным принципом выделяются следующие типы простого предложения:

1) безактантный: Мороз; Был мороз; Весна!

2) одноактантный: Холодно; Морозит; Дети спят; Моя дочь – студентка;

3) двуактантный : Кошка разбила вазу; Бензоколонку закрыли; Машина в гараже; У нас двое детей;

4) трехактантный: Он подарил жене котенка; Все награды были вручены;

5) четырехактантный: Она переложила деньги из кошелька в карман; Диван перенесли из спальни в детскую комнату.

Факт эксплицитности / имплицитности актанта (актантов) в синтаксической структуре предложения не меняет его принадлежности к одному из типологических классов (2) - (5). Опыт применения указанных принципов к классификации предложений русского, английского и венгерского языков изложен в нашей монографии [18].

Однако, как практически во всех сферах языка, при классификации предложений наблюдаются разного рода переходные случаи.

В речевых реализациях предложений различных актантных типов может иметь место не только опущение, но и добавление актантов. Вопрос об актантной структуре и, следовательно, о типологической характеристике таких предложений является дискуссионным.

Так, предложения могут быть одноактантными по своей семантической структуре, но двуактантными по синтаксическому устройству. Это увеличение состава высказывания часто имеет место, когда в позицию субъекта или объекта "вводится" указание на самое действие, при замене глагола-сказуемого глагольно-именным словосочетанием и т. д. Ср.:



Он погулял – Он совершил прогулку; Учителя уважают ученики – Учитель пользуется уважением у учеников; Его перевели из Петербурга в Москву – Он получил перевод из Петербурга в Москву.

Причины этого широко распространенного явления лежат в самых разных плоскостях. Это может быть и замена признакового компонента двумя компонентами, один из которых – в объектной позиции – именует признак, а второй – глагольная лексема в полусвязочной функции (совершить, пользоваться) – выражает предикацию. Это могут быть и результаты трансформаций (учителя уважают – учитель пользуется уважением), и проявление межъязыковых расхождений в способах номинации событий (загореться – to catch fire), и следствия других видов языковых преобразований (см. об этом подробнее [19: 667-519]).

Поэтому при реализации количественно-актантного критерия в типологии предложений мы руководствуемся следующими принципами: классификации подвергаются только ядерные (изосемические) конструкции в максимально возможном отвлечении от их разноаспектных трансформов; в спорных случаях определяющей является семантическая сторона устройства предложения, т. е. количество актантов в его семантической структуре.

Подчеркнем еще раз, что принципиально важным моментом здесь является учет только информативно обязательных актантов.

-------------------------------------------------------------------------------

1. Кибрик А. Е. Очерки по общим и прикладным вопросам языкознания (универсальное, типовое и специфическое в языке). М., 1992.

2. Степанов Ю. С. Имена. Предикаты. Предложения. М., 1981.

3. Бондарко А. В. Проблемы грамматической семантики и русской аспектологии. СПб, 1996.

4. Шахматов А. А. Синтаксис русского языка. Л., 1941.

5. Основы теории речевой деятельности. М., 1974.

6. Лурия А. Р. Язык и сознание. М., 1979.

7. Мельников Г. П. Сущность предикации и способы ее языкового выражения // Инвариантные синтаксические значения и структура предложения. М., 1969.

8. Горелов И. Н., Седов К. Ф. Основы психолингвистики. М., 1998.

9. Попова З. Д., Стернин И. А. Очерки по когнитивной лингвистике. Воронеж, 2001.

10. Сусов И. П. Кодирование в структурах дискурса когнитивных структур как деривационный процесс // Деривация в речевой деятельности. Общие вопросы. Текст. Семантика. Тез. научной конф. Пермь, 1988.

11. Томсон А. И. Общее языкознание. Одесса, 1906.

12. Богородицкий В. А. Общий курс русской грамматики. М., 1935.

13. Виноградов В. В. "Синтаксис русского языка" акад. А. А. Шахматова // Вопросы синтаксиса современного русского языка. М., 1950.

14. Попова И. А. О "двусоставности" номинативных предложений // Исследования по современному русскому языку. М., 1970.

15. Кацнельсон С. Д. Лингвистическая типология // вопросы языкознания. 1983, № 3.

16. Адмони В. Г. Введение в синтаксис современного немецкого языка. М., 1955.

17. Левицкий Ю. А. Основы теории синтаксиса: Учебное пособие по спецкурсу. Пермь, 2001.

18. Копров В. Ю. Сопоставительная типология предложения. Воронеж, 2000.

19. Гак В. Г. Языковые преобразования. М., 1998.

20. Копров В. Ю. Вариантные формы в русском языке: Учебное пособие для занятий с иностранными учащимися. Воронеж, 2001.

21. Кацнельсон С. Д. Типология языка и речевое мышление. Л., 1972.



22. Копров В. Ю. Аспекты сопоставительной типологии простого предложения. Воронеж, 1999.
страница 1
скачать файл


Смотрите также: